Цена надежды

Профессор организационного поведения Стэнфордской высшей школы бизнеса Nir Halevy утверждает, что «влияние эмоций на стратегическое принятие решений более сложное, чем об этом ранее думали». И вот почему.

Если вы когда-либо принимали решение первым закончить романтические, дружеские или бизнес-отношения, чтобы ваш партнер сам первым их не закончил, то вы не одиноки. Многие отношения рушатся как раз потому, что люди боятся, что их бросят первыми, и поэтому сами решают прекратить отношения. Желание оказаться в безопасности может вынудить нас нанести упреждающий удар, когда возникает неясная угроза, даже если в таком случае мы причиняем боль нам самим.

Nir Halevy опубликовал новое исследование на данную тему в Journal of Personality and Social Psychology (февраль 2017 г.). Данное исследование ставит под сомнение общее предположение, что страх является главным подстрекателем защитной агрессии. Вместо этого, Nir Halevy обнаружил, что подобные упреждающие удары связаны с отсутствием у людей надежды.

«Упреждающие удары часто случаются в ситуациях, когда обе стороны скорее не хотели бы спустить курок», — говорит Nir Halevy. Профессор приводит пример из книги Нобелевского лауреата Thomas Schelling. В ней есть отрывок о владельце дома, которого ночью разбудил шум в жилище. Человек взял пистолет, спустился по ступенькам вниз и лицом к лицу столкнулся с вооруженным грабителем. В данной ситуации лучшее решение — мирно разойтись, не применяя оружие. Тем не менее, это трудно сделать, учитывая преимущество первого хода в данной ситуации.

Если предыдущие исследования фокусировались на роле страха, который вызывал упреждающие удары, Nir Halevy задался вопросом, так ли это на самом деле. Считая, что ситуации, которые приводят к упреждающим ударам, вероятно характеризуются смесью различных позитивных и негативных эмоций, профессор провел ряд экспериментов, чтобы изучить, как такие эмоции, как страх, гнев, раздражение, счастье и надежда влияют на защитную агрессию. В простой игре два игрока независимо друг от друга решали, нажимать или не нажимать на большую красную атакующую кнопку в течение 60 секунд. Если игроки не нажимали на кнопку, то каждый из них получал по 3 USD. Если же один из них или они оба нажимали на кнопку, то первый, кто нажал на кнопку, получал 2.5 USD, а второй человек, в независимости от того, атаковал он или не атаковал, получал всего 0.50 USD. «Я хотел понять, как люди думают, что чувствуют, как ведут себя в данной упрощенной модели важной стратегической ситуации. Никто не должен нажимать на красную кнопку, но многие люди на нее нажимают. Вопрос в том, почему люди делают что-то, что является с точки зрения каждого человека субопимальным?», — говорит Nir Halevy.

Чтобы ответить на данный вопрос, профессор манипулировал наличие или отсутствие различных эмоций у игроков меняя ход игры. Результаты исследований подтвердили, что один только страх не может объяснить, почему люди наносят упреждающие удары. «Исследования показывают, что отсутствие надежды является более точным фактором защитной агрессии», — отмечает Nir Halevy. Измеряя количество нажатий на кнопку участниками эксперимента, которые при этом испытывали различные эмоции, профессор обнаружил, что люди, которые чувствовали отсутствие надежды, нажимали на кнопку только 31 % времени. Для сравнения, результат для контрольной группы — 50 %, для людей, кто испытывал счастье, — 51 % и 49 % для тех, кто испытывал страх.

Nir Halevy отмечает, что счастье — это позитивная эмоция, а гнев — негативная эмоция. Данные эмоции ассоциируют с определенностью. С другой стороны, надежда и страх возникают в ситуациях с высокой неопределенностью. Надежда — это ориентированная на будущее позитивная эмоция, которая часто возникает в трудных обстоятельствах. Люди не чувствуют надежду, когда дела идут отлично. Надежда появляется только тогда, когда люди чувствуют много неопределенности и беспокойства. Профессор сделал открытие, что отсутствие позитивной эмоции может играть более важную роль, чем присутствие негативной эмоции в мотивации защитной агрессии. Это важно, так как во многих ситуациях усилить надежду не так сложно, как снизить страх. В данном случае не нужно ликвидировать саму угрозу.

«Надежда может сосуществовать со страхом. Если нечего бояться, то и мало причин чувствовать надежду. Если найти способ, как усилить надежду, то возможно мы сможем снизить защитную агрессию», — готорит Nir Halevy.

Открытия профессора в большей степени относятся к обычным ежедневным взаимодействиям и социальным взаимоотношениям между людьми, чем к решениям, которые принимают правительства и военные организации, где четко установленные процедуры исключают принятие решения под воздействием эмоций. В целом же, исследование показало, что влияние эмоций на стратегическое принятие решений более сложное, чем об этом ранее думали.